Ошибка
OK
Информация
OK

Месть Аджани

Златогривый Аджани – юный, но не по годам мудрый мироходец из расы леонинцев. Почитать о нем можно здесь.

В поисках своей подруги Элспет Аджани очутился в Теросе, где вместе с ней отправился в Никс, чтобы свергнуть новоявленного бога Ксенага. Мироходцы добились своей цели, но какой ценой: бог солнца Гелиод предал их и убил Элспет ее собственным оружием. Подробнее это описано здесь.

Аджани видел смерть Элспет. Он вернул ее тело в мир смертных, чтобы душа ее могла попасть в подземное царство.

Его друг пал, и Аджани остался один на один с вопросом, который терзает каждого, кто теряет близкого человека.

Что дальше?


Аджани очнулся. Все его тело ныло от боли. Зрение было словно затуманено, свет фонаря где-то в углу резал глаза. Он находился в шатре, чьи стены шумели и трещали под ночным ветром.

Мироходец сощурил глаз и принюхался. Запах лекарственных трав и снадобий остался на его шерсти. Несомненно, это было дело рук лекаря, который ухаживал за леонинцем, когда тот был без сознания. Аджани ощупал лодыжки, затем – колени и локти. Кажется, все было цело.

Аджани поднял голову и огляделся. Он лежал на импровизированной постели в центре шатра. Накидка Элспет была здесь же – на деревянном столе. Она снова была белоснежной и невесомой, следов крови не осталось, словно ничего и не произошло. Рядом на складном табурете сидел старый человек с длинными белыми волосами, чья шея и низ лица были покрыты шрамами от ожогов.

- Ланатос, - прорычал Аджани.

- Приветствую тебя, верный спутник.

Мироходец старался не показывать эмоций, лицо его ничего не выражало.

- Ты вернулся один, - сказал он, наклонившись вперед, - твое путешествие было опасным? Лекарь сказал, что ты поправишься к утру.

Аджани не мог больше сдерживать эмоций. Он сел в кровати и сразу стал намного выше собеседника. В голове стучало.

- Дело не во мне.

- Нет? – Ланатос приподнял бровь.

- История Элспет окончена, - сказал Аджани, - хочешь знать, как она завершилась?

Старик почесал подбородок.

- Хочу, но, пожалуй, не сейчас.

Аджани пропустил одну из своих кос между пальцев. –Тебе нет до этого дела ?

- У меня превосходная память, - сказал старик, - я буду помнить все, что ты произнесешь, до конца своей жизни. Ты уверен, что знаешь, как бы ты хотел, чтобы я ее запомнил?

- Я не думал об этом – Аджани опустил плечи.

Старик посмотрел на плащ на столе, а затем на мироходца.

- Если ты хочешь рассказать эту историю, возможно, тебе следует начать с себя?

Аджани привстал с постели, подвинул пустой табурет поближе к старику и сел рядом.

- Зачем мне это? – спросил он.

-Твоя шерсть отличается от той, что я видел у здешних леонинцев, и акцент у тебя совершенно необычный. Ты говорил, что прибыл из-за далеких гор, но мне думается, что это все сказки. Больше ты этого не говоришь. – Он прервался и пристально посмотрел на Аджани. В прайде леонинцев это было бы настоящим вызовом, и старику это следовало бы знать. – Ты пришел ко мне в поисках своей подруги. Ты последовал за ней в ее стремлении убить бога. Она погибла в попытке это сделать, я полагаю, и поэтому ты вернулся один. Ее история окончена, но когда начнется твоя?

- Ей нужно было помочь.

Старик снова посмотрел на белоснежный плащ - И ты помог?

Аджани начинал злиться, Он почувствовал, как выдвигаются его когти.

- Бримаз может быть и терпит тебя, сказитель, но не думаю, что ему понравится, что ты беспокоишь его гостя.

Человек встал:

- В таком случае я оставлю тебя в покое. Но прежде я должен доставить сообщение от Его Величества, - он будто выплюнул последние слова, т.к. Бримаз был известен своим пренебрежением к формальностям. «Сетессианцы здесь, они празднуют победу вместе с людьми и леонинцами. Антуза не знает, что ты вернулся, и она определенно что-то заподозрит, если увидит тебя одного. Это может разрушить дух праздника, и Его Величство находит это неприемлемым. Сегодня ночью ты останешься в этом шатре», - он поднял руку и показал открытой ладонью на стол, - «В этой бутылке снадобье, которое снимет боль и поможет заснуть. Его Величество встретится с тобой после завтрака».

Взывать к авторитету Бримаза было ошибкой. Аджани постарался успокоиться, - он взял со стола бутылку со снадобьем.

-Ты теперь у него на посылках? – спросил мироходец.

-Бримаз мне доверяет. И тебе придется, если ты хочешь, чтобы мир запомнил твоего друга, - он улыбнулся, но по лицу старика Аджани не понял, была ли улыбка искренней. – Отдыхай, верный спутник.

Мироходец понюхал бутылку – пахло землей и травами. Он сделал несколько больших глотков, лег на койку и закрыл глаза.


Аджани проснулся от яркого света, пробивающегося сквозь стены шатра, и запаха жареного мяса. Едва он очнулся, как кто-то занес еду на подносе. Кое-как вытянув себя из постели, Аджани подошел к столу и попробовал угощение: мясо было свежим и мягким, а хлеб – невероятно ароматным.

Когда он закончил трапезу, молодая леонинка с безупречно-серой шерстью вошла в шатер. Ее звали Сеза, именно она нашла его, когда Аджани прибыл впервые.

- Доброе утро, - сказала Сеза приветливо.

Oreskos Swiftclaw | Art by James Ryman

- И тебе доброе! – ответил Аджани с улыбкой. Он кивком указала на поднос, - спасибо за завтрак.

Она кивнула в ответ и даже улыбнулась, но лицо ее тут же стало серьезным.

- Я должна отвести тебя к Бримазу перед утренними упражнениями, - сказала она.

- Ты и Ланатос обращаетесь ко мне слишком официально, - Аджани поднял бровь.

Сеза огляделась украдкой и снова заговорила с Аджани, но уже намного более приветливо.

- Бримаз считает тебя большим другом, но наше положение здесь ухудшилось. Мы победили армию рожденных в Никсе, но это стоило нам многих жизней, к тому же, далеко не все поддерживают решение короля заключить союз с людьми. Раньше у Пиксатора было мало сторонников, но после возвращения в Тесмос он стал вести себя активнее, и его влияние со временем растет. Сегодня Бримаз видит тебя первый раз после битвы, и люди Пиксатора будут наблюдать за вашей встречей.

- Я понимаю.

-Некоторые из моих друзей попали под его влияние. Я старалась их вразумить, конечно… Как бы то ни было, мне придется общаться с тобой холодно и отстраненно, когда мы выйдем из шатра, - она посмотрела себе под ноги, - мне жаль.

- Каждый порой делает что-то против своей воли, разве нет? – улыбнулся мироходец.

Она кивнула, - пойдем?

Они вышли из шатра, и Сеза несколько минут вела его по разросшемуся городку. Здание боевой гимназии оказалось не таким впечатляющим, как думал Аджани. Люди часто строят огромные просторные здания, чтобы учиться искусству ведения боя. Здесь же места было чуть больше, чем между вагончиками, в которых складывали оружие, еду и прочий провиант. Посреди зала стоял Бримаз, сильная и твердая, как скала, фигура леонинца с огромным крестовидным шрамом на груди выделяла его из прочих. Бримаз не носил корону, но его поза и манера двигаться выдавали в нем короля.

Brimaz, King of Oreskos | Art by Peter Mohrbacher

Сеза остановилась у входа:

- Его величество ожидает тебя, - сказала она

- Благодарю, - ответил Аджани и вошел внутрь. Пиксатор стоял в глубине помещения, скрестив руки на груди. Здесь же было множество леонинцев, некоторые - из личной охраны Бримаза, и их взгляды падали по очереди то на короля, то на Пиксатора.

Аджани направился к центру, где стоял король - Бримаз сразу же заметил мироходца и кивнул ему.

- Я хотел бы поблагодарить тебя за помощь, - сказал он, - моя армия воевала в союзе с Сетессианцами, и мы разбили рожденных в Никсе. Вчера вечером мы вместе праздновали победу, люди и леонинцы, плечо к плечу, разделили эту радость. Я думаю, мы добились огромного прогресса на пути к прочному миру.

Речь Короля была непривычной и предназначалась явно не для Аджани.

Мироходец постарался придасть своему кивку столько мудрости, сколько только мог:

- Отрадно это слышать.

Бримаз посмотрел ему в глаза:

- Ты всегда говоришь, что пришел издалека.

Аджани пытался оценить свое положение. Каждый второй леонинец в помещении следил за этим диалогом. Здесь было не время и не место что-то объяснять, даже если Аджани и мог это сделать.

- Это правда, - ответил он.

Аджани ожидал следующего вопроса, но его не последовало. Бримаз отвернулся и направился к стойке с оружием, на которой были закреплены несколько деревянных щитов, копий и мечей. Одну свою руку он положил на кожаное крепление щита, другой взялся за рукоять меча.

- Ты можешь выбрать оружие, - сказал король.

Мышцы Аджани рефлекторно напряглись.

- Мы должны сражаться?

- Твоя шерсть белого цвета, твоя речь явно не из этих мест, ты не знаешь и не понимаешь сказани об избраннице. Ты не один из нас и не хочешь ничего о себе рассказывать, но ты, очевидно, сильный и умелый боец, а я нуждаюсь в спарринг-партнере, - Бримаз продолжал смотреть на Аджани вызывающе.

- Я не собираюсь ни с кем драться, - сказал мироходец, отводя взгляд.

-И это после всего, что я прошел ради этого, - Бримаз протянул руку в сторону одноручного топора и меча. Оба были сделаны из дерева и точь-в-точь походили на оружие, которое привык использовать Аджани.

Мироходец вздохнул. Он поднялся к стойке с оружием и взял топор в правую руку и меч - в левую. Деревянное оружие на удивление хорошо легло в ладони, баланс был идеальным. На секунду он подумал, что сейчас ему больше пригодился бы двусторонний топор, впрочем, в данный момент это было неважно.

Король указал на просторную арену посреди помещения.

- Места будет достаточно? – спросил он, закрепляя небольшой деревянный щит на левом колене.

Аджани кивнул. В этот же момент Бримаз атаковал. Мироходец сделал шаг назад, но преимущество короля Ореска в росте и скорости сказывалось: Аджани пытался атаковать справа, но Бримаз с молниеносной скоростью блокировал удар щитом. Мироходец уклонился вправо и занес для удара топор, но Бримаз был слишком близко – топор лишь коснулся его плеча, в то время как деревянное лезвие меча короля оказалось у горла Аджани.

- Еще раз!

Бримаз снова действовал первым. Аджани опустил левую руку, надеясь попасть в пространство, не защищенное щитом. В последний момент король увернулся, переместившись влево, и меч Аджани беспомощно рассек воздух. Мироходец поднял топор, чтобы блокировать удар слева, но тут же почувствовал касание дерева на свой шее, справа. Аджани не мог скрыть разочарования, возвращаясь к исходному положению для следующего боя.

- Неужели вас этому не учат? – спросил король, - Или ваши мечи не обоюдоострые?

Аджани зарычал и встал в позицию. Лицо Бримаза оставалось спокойным и беспристрастным.

На этот раз Бримаз атаковал прямо по центру. Аджани был готов: он увернулся и замахнулся топором для контратаки, но король успел блокировать удар щитом. Мироходец только слышал, но не видел момент удара. В эту же секунду Бримаз толкнул его щитом, лишая выгодной защитной позиции. Он схватил Аджани за одну из его кос и резко дернул вниз. Мироходец оступился и упал, а когда пришел в себя, деревянное лезвие уже было на его горле.

- Ты сказал правду, - недовольно прорычал король, протягивая Аджани руку, чтобы помочь встать, - ты не хочешь драться. В этом твоя проблема.

- Что в этом плохого? – спросил мироходец, принимая помощь.

Король притянул Аджани ближе к себе и уже тише, чтобы его не слышали остальные, сказал:

- В этом месте борьба – это всё. Я сражался всегда: бился за то, чтобы мои солдаты встали в один ряд с людьми, боролся за сохранение порядка, когда моя армия столкнулсь с рожденными в Никсе. Теперь я вернулся и должен сражаться за то, чтобы мои собственные подданные не отделились от моего прайда! Поверь мне, я рад, что ты здесь, но мне нужно, чтобы тебе было, за что драться. Иначе ты только делаешь мою борьбу сложнее.

- Но что я могу сделать?

Бримаз огляделся и посмотрел на леонинцев, собравшихся здесь. Множество глаз было устремлено на пару в центре зала, множество ушей старались ловить каждое их слово.

-Они не доверяют тебе, потому что не знают, кто ты, - прошептал Бримаз, - им нужны ответы, прежде, чем они примут тебя одним из нас.

Король снова повернулся к Аджани и сказал так, чтобы его было слышно всем:

- Сейчас я буду занят. В следующий раз, когда мы будем говорить, я хочу, чтобы ты знал, какую роль хочешь играть в моем городе.

-Да, Ваше Величество, - кивнул Аджани.

-Ты же знаешь, - еле заметно улыбнулся Бримаз, - я забываю о титулах в разговорах с друзьями.

-Так мы все еще друзья?

Намек на улыбку на лице короля моментально пропал:

- Мы всегда будем друзьями в приватных беседах, - он покосился на Пиксатора, - к сожалению, сейчас в моей жизни слишком мало личного пространства.

- Я понимаю.

- Рад был тебя видеть.

Аджани учтиво кивнул. Бримаз вернул оружие на стойку, Аджани поместил свои меч и топор на соседнюю и покинул зал.

Все утро он бродил по городу, белый призрак среди темношерстных леонинцев Тесмоса. Конечно, он в любой момент мог уйти: ему было открыто множество миров, каждый со своими особенностями и заботами. Кое-где даже были другие леонинцы, со светлой шерстью. Но Бримаз был прав: Аджани просто не хотел бороться, хотя в мире есть множество вещей, за которые стоит сражаться. Она из них – право Ореска на существование в этом мире. Но то была борьба Бримаза. Стремление Элспет свергнуть Ксенага было благородным, но, в сущности, также не являлось битвой Аджани. Возможно, он должен найти свое поле для сражений.

Неожиданно мироходец вспомнил сцену предательства Гелиода. Вот он поражает Элспет ее собственным клинком, вот ее безжизненное тело падает на поверхность Никса. И вот она, безрассудная и дикая улыбка на лице бога солнца…

Аджани вернулся в свой шатер, собрал свои вещи, надел накидку Элспет и направился по дороге в Мелетиду.


Он путешествовал, размышляя о природе богов. Ксенаг показал, что в Теросе каждый может стать богом, достаточно лишь убедить в своей божественности смертных. Очевидно было, что Гелиод не являлся силой добра, но все же в какой-то момент множество людей просто стали верить в него. Что случится, если они просто потеряют веру?

Путешествие было длительным и изматывающим, поэтому настоящим счастьем было увидеть сверкающие стены Мелетиды на закате. Он подходил к воротам, опустив голову, пытаясь изобразить самое несчастное выражение лица, чтобы казаться послушным. Стражи, поначалу встревожившиеся, разглядев его ближе, похоже, совсем расслабились. Аджани подавил довольную улыбку.

- Я ищу храм Гелиода, - тихо сказал он охранникам, вплотную приблизившись к воротам. Один из стражей, казалось, все еще что-то подозревал, зато другой с радостью объяснил мироходцу, как пройти к цели. Аджани не мог не заметить, что человек говорит с ним словно с любимой кошкой.

После двадцати минут блуждания по Мелетиде Аджани очутился у основания лестницы крупнейшего храма Гелиода во всем Теросе.

Temple of Enlightenment | Art by Svetlin Velinov

Мироходец поднялся по ступеням и вошел в здание. Внутри все казалось совершенным: каждый уголок между безупречными мраморными стенами казался вершиной архитектской мысли. Аджани был единственным леонинцем внутри, остальные были людьми, и их округлые формы причудливо контрастировали с угловатой структурой храма, создавая дисгармонию.

Некоторые люди открыто пялились на него: его тело и, конечно, оружие. Аджани посмотрел налево – он увидел золотую стойку для оружия. Мироходец послушно поджал уши и поместил свои меч и топор на нее.

Постепенно на него стали обращать меньше внимания. К Аджани подошла молодая женщина, одетая как жрец храма.

- Нечасто в этот храм заходят леонинцы, - тихо и мягко сказала она. Ее смуглая кожа и темные волосы искрились неземным светом.

- Мое сердце подсказывает, что только Гелиод может ответить на мои вопросы.

Ее взгляд смягчился.

- Преданность богам – большая редкость среди вашего вида, - сказала жрица.

- У меня был совершенно уникальный опыт общения с ними

- Вот как?

- Я присутствовал, - сказал он, и голос его стал тверже, - когда бог этого храма убил женщину, которая одновременно была его избранницей и моим другом.

Жрица застыла, не веря своим ушам. Люди, проходившие мимо, остановились и стали прислушиваться.

- Почему ты уверен, что это был именно Гелиод?

Аджани вновь повысил голос, но сделал так, чтобы речь его все еще казалась мягкой:

- Его нимб сложно спутать с чем-либо.

Глаза жрицы на мгновенье расширились, но, судя по всему, она нашла в себе силы продолжить.

- Какой вопрос ты хочешь Ему задать?

- Это о моей подруге, - сказал он громко, чтобы все могли его слышать, - она согласилась стать его избранницей, свершать великие дела в Его честь и для Его прославления! Хранить спокойствие тех, кто может только молить богов о безопасности! Я предполагал, что она будет вознаграждена за свои труды, но вместо этого она была убита! Что это за бог, который платит за верность предательством?

Сейчас его слушали все.

К Аджани подошел мальчик лет четырнадцати, с голубыми глазами, которые отливали молочной белизной.

- Зачем богу думать об избраннице, которая забыла свое место? – его голос оказался необыкновенно глубоким и обволакивающим. Все присутствующие упали на колени, - ты пришел в храм Гелиода, чтобы посеять раздор!

- Я пришел, чтобы задать Гелиоду вопрос.

- Это место для тех, кто уважает божественную силу Гелиода. Если ты не веришь, тебе лучше уйти.

Аджани шагнул вперед, чувствуя себя намного смелее, чем обычно:

- Я верю, что Гелиод – бог. Я верю, что люди в этом месте преклоняются перед его силой и мощью. Я верю, что совсем недавно жрецы этого храма вынуждены были бежать отсюда, чтобы спасти свои жизни. И я верю, что Гелиод хладнокровно убил свою избранницу.

- А она убила одного из нас, - голос был настолько оглушительным, что Аджани прикрыл прикрыл уши, - смертные должны оставаться смертными.

Внутри Аджани все полыхало:

- Я видел, что случаются со смертными, которые остаются на местах, указанных богами. Когда жрецы этого храма были разбросаны по миру, я встретил одного из них – Стеланоса – на дороге. Он был слеп и подавлен. Он даже не позволил нам похоронить мертвецов! «Оставьте их как предупреждение для остальных, - сказал он, - пусть все видят, что боги нас оставили». После этого он покончил с собой.

Мальчик скрестил руки.

- Если ты и дальше продолжишь сеять раздор в этом храме, ты закончишь так же, как Элспет.

- Тогда я уйду, - Аджани безрадостно улыбнулся.

Мальчик пальцем указал ему на выход из храма. Леонинец забрал со стойки свое оружие и вышел, направившись в сгущающиеся сумерки. Все в храме смотрели ему вслед, и далеко не все взгляды были враждебны.

Когда Аджани уже покинул территорию храма, он заметил, что люди следуют за ним. Мироходец остановился и повернулся к ним.

- Ты видел, как Гелиод убил свою избранницу? – спросила молодая женщина.

- Ты видел слепого и брошенного богами жреца на дороге? – это уже был глубокий страрик.

И Аджани рассказал им обо всем, что видел в Никсе и что знал о природе богов. Он собрал небольшую толпу, как делали философы в Мелетиде, и когда люди обступили его полукругом, сказал:

- Боги подобны огню. Сначала возникает искра, до которой ничего не было. Потом из искры возгорается пламя, оно становится все больше, и вот уже это пожар небывалой мощи. Пламя может разрушать или дарить свет и тепло. Но без людей, уверовавших в силу богов, гореть будет нечему.

Если Гелиод бросает в огонь своих избранников и жрецов, то на что надеяться тем, кто не способен слышать его голос?

Скептического вида женщина сделала шаг вперед:

- Но вы не можете просто взять и «потушить» бога.

- Если огню нечего сжигать, он гаснет сам. И неважно, насколько сильно он разгорелся.

Женщина почесала подбородок и исчезла в толпе. Ее место занял пожилой человек:

- Ты говоришь, что это мы создали богов. Но что же мы должны создать взамен им?

- Создайте что-нибудь для себя, - практически ревел Аджани, - семью, дом, друзей. Свою жизнь! Что-нибудь, что будет только вашим и не будет разрушено по чьей-то нелепой прихоти.

Когда толпа начала расходиться, многие согласно качали головами. Некоторые говорили между собой, обсуждали свои семьи , вспоминали, как редко боги помогали в трудный час. Кто-то говорил, что надо жить ради себя, а не ради богов.

В конце концов рядом с Аджани осталась только одна женщина.

- Ты рассказывал об интересных вещах, и я хотела бы послушать еще. Тебе есть, где остаться на ночь?

Аджани улыбнулся и покачал головой: - До сих пор было негде

Он оставался в городе несколько дней, делясь своими мыслями с местными жителями. Его кормили те, кого он вдохновлял, его часто пускали на ночлег почти незнакомые люди. Пару раз он ночевал на улице, но плащ Элспет мог удерживать тепло всю ночь. Аджани заметил, что некоторые отвергали его идеи, но намного больше было тех, кто разделял его точку зрения или принимал его мысли и начинал жить для себя.

Traveling Philosopher | Art by James Ryman

На девятый день Аджани услышал, как кто-то на углу кричал: «Боги оставили нас! Они нас предали, а мы питаем их собственной верой…». Вокруг говорящего собралась небольшая толпа. Оратор, безусловно, был не так красноречив, как Аджани, но важнее было, что идея начала распространятся. Она укоренилась в головах жителей Мелетиды. Тогда Аджани понял, что ему пора возвращаться домой.

Путь от Мелетиды до Ореска был неблизкий, но он не тяготил Аджани. Ему нужно было время, чтобы понять, как воздать должное Элспет. Он хотел, чтобы люди знали о великой смертной, чье рождение было непримечательным, и чья смерть изменила все. Он хотел, чтобы все – и люди и леонинцы – поднимали глаза к нему и говорили: «Нет, я не дам вам сил». Аджани хотел рассказать людям такую историю, чтобы она в итоге перевернула сам Никс.

Два вооруженных леонинца охраняли ворота. Один из них сделал шаг навстречу мироходцу:

- Ты Аджани, не так ли?

Аджани кивнул.

- Бримаз хочет поговорить с тобой. Я отведу тебя к нему.

Страж привел мироходца в королевский холл, в центре которого горел огромный костер. Вокруг огня собрались леонинцы. При появлении Аджани Бримаз встал, и наступила полная тишина, нарушаемая лишь треском костра.

- Рад снова видеть тебя, - сказал король.

- Я готов рассказать свою историю.

Ajani Steadfast | Art by Chris Rahn

Бримаз улыбнулся и сел; круг вокруг костра стал шире, открывая место для Аджани.

- Многим из вас было любопытно, откуда я пришел, - тихо сказал он, и голос его эхом рассыпался по залу, - я действительно пришел издалека. Мой дом настолько далеко, что никто из вас никогда о нем не слышал. Я столько путешествовал за свою жизнь, что можно сказать, я ниоткуда.

Пиксатор, сидящий рядом, фыркнул. Несколько леонинцев скептически смотрели на мироходца.

- Я встретил леди Элспет несколько лет назад. Это ее я сопровождал, когда был здесь в прошлый раз. Она была великим воином. Она стала избранницей бога солнца Гелиода. Ксенаг, новоявленный бог Тероса, оскорбил ее, и она решила наказать того за высокомерие. Я решил идти с ней. Элспет привела нас в Никс, землю богов, она выдержала испытание Эреба, который в последствии указал нам путь к жилищу Ксенага. Элспет убила его клинком, благословленным богом солнца, который после этого предал ее, хладнокровно и без колебаний. Гелиод расправился со своей избранницей, я видел это своими глазами.

Некоторые леонинцы начали перешептываться между собой.

- Некоторые из нас никогда не задумываются о богах, но они весьма реальны. Тем не менее, они – лишь наше творение. Боги появились тогда, когда их придумали смертные, с тех пор вера смертных крепла, и вместе с этим боги становились сильнее. Тасса живет в глубинах морей, закрывая глаза на то, что ее подопечные с легкостью уничтожают корабли и лодки, убивают людей. Эреб ревниво охраняет каждого, кто попал в его мир, выдумывая унизительные ритуалы, позволяющее избежать его мертвой хватки. Гелиод – инфантильный мелочный эгоист. И тем не менее это те боги, которых мы сами для себя создали. Но мы можем все исправить.

Я провел несколько дней в Мелетиде, пытаясь нести людям эту идею. Боги – всего лишь наши творения, их огонь родился из искры веры. И этот огонь горит, используя вместо дров веру людей. Если лишить богов веры, их пламя погаснет.

Аджани слабо улыбнулся.

- Как вы знаете, я не из этих мест, но я разделяю ваше разочарование в богах, и я буду бороться с ними. Если вы не хотите, чтобы я оставался – я уйду. Но я продолжу распространять свои идеи столько, сколько смогу.

Снова настала тишина. Только треск углей в костре нарушал ее. За спиной у Аджани под слабым ветром едва заметно развевался плащ Элспет.

-Добро пожаловать домой, - сказал Бримаз.

Ланатос усмехнулся, несколько леонинцев кивнули, среди них был и Пиксатор.

Аджани вошел в круг и сел.


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры. Политика конфиденциальности.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.