Ошибка
OK
Информация
OK

Дневник Лунарха

Иннистрад. Ангел Авацина вернулась, чтобы защищать людской род и привести его к свету, отгоняя тьму, что хозяйничала здесь слишком долго. Местные монстры вынуждены отступать и прятаться, церковь возрождается. Иннистрад оживает и начинает дышать полной грудью.

Но даже в благополучные времена некоторые секреты не требуют освещения, особенно, если это тайны самой Авацины.


Прошло уже много времени с тех пор, как я держал перо в последний раз, но я обязан рассказать о тайне, которую обнаружил, и о том, как мне это удалось. За подобную ересь меня могут убить, но я не боюсь смерти, возможно, для меня это наиболее благоприятный вариант. И уж точно я предпочту смерть безумию, которое неизбежно несет эта правда.

Меня зовут Довид, и раньше я был катаром. Я был тяжело ранен в битве при Детской стене. Мои воспоминания о битве обрывочны и беспорядочны: лезвие моего клинка, которое застряло в теле живого трупа, вкус собственной крови во рту после тяжелого удара, непроницаемая тишина, в которой, я уверен, меня ждала смерть. И, наконец, яркий до боли в глазах свет, когда вернулась Авацина.

Avacyn, Angel of Hope | Art by Jason Chan

Моя правая рука была практически раздроблена, и после битвы меня отрядили в лазарет для тяжело раненных. Там я лежал под брезентовым навесом, меня мучила лихорадка, и каждое утро ко мне приходил священник, который явно удивлялся каждый раз, когда обнаруживал меня живым.

Я не мог двигаться. Даже радостные победные песни, доносившиеся из-за высоких каменных стен лазарета, не придавали мне сил. Я был лишен воли к жизни, и, наверное, пролежал бы там до конца своих дней, если бы не пришла она.

Крики раненных словно превратились в лепетание младенцев, которые пытаются что-то сказать своей матери. Мое тело не отзывалось ни на уход и заботу, ни на лекарства, но едва я заметил ее, что-то внутри меня изменилось, и я повернулся к ее свету.

Авацина пришла в сопровождении молодого ангела.

- Ты верно и доблестно служил нам, Довид, и пострадал больше, чем большинство из нас. Как бы то ни было, мы снова нуждаемся в тебе. А теперь встань, Довид, - в ее голосе не было нежности, но я почувствовал, что переполнен ее любовью, и поднялся, словно мое тело ничего не весило.

- Лофты Трейбенского Собора долго пустовали, но скоро это изменится, и мы вернемся. Ты и только ты должен подготовить это прежде запретное место к нашему возвращению. Ты откажешь нам?

- Нет! Никогда! Я служу вам, и вашу волю принимаю как свою.

Ее глаза были похожи на жемчуг. Они слишком красивы, чтобы в них смотреть.

- Быть по сему. Это Грита, - ангел за ее спиной сделала шаг вперед. Она был на голову ниже Авацины. Я все еще не смел смотреть ангелам в лица, - она покажет тебе путь и передаст наши инструкции на ближайшие дни.

Больше не сказав ни слова, Авацина взмыла вверх. Бесшумно, как это делают совы.

Грита оценивающе и не без доли любопытства разглядела меня. Так порой смотрят на экзотический фрукт причудливой формы.

- Итак, катар, тебе знакомо это место высоко на стене, где должно быть окно? – она указала вверх кончиком крыла, и я сразу заметил одинокую арку, заложенную кирпичом, - встретимся там, и я покажу тебе, как фойти в лофты.

И она также покинула меня на время.

Seraph of Dawn | Art by Todd Lockwood

Так я стал помощником ангелов.


Удивительно, как мое положение дистанцировало меня от других катаров и служителей церкви. Мне завидовали из-за моего особого статуса, чести, которая была оказана мне, а не кому-то еще. И конечно, меня уважали. Мне принадлежит первый меч, выкованный из осколков Хелволлта, я брожу по верхним этажам Трейбена, словно призрак, порой не произношу ни единого слова вслух за весь день.

Ангелы – восхитительные и дивные создания, по красоте не имеющие себе равных. В лофтах они говорят и поют беззвучно, их голоса подобны колокольному звону, а их полеты я по началу даже путал со звуком дождя.

Мы обожествляем ангелов и поклоняемся им, потому что это так легко, так просто благодаря их величественной красоте. Ангелы не такие, как мы. Несмотря на всеобщее сходство, они так же далеки от нас, как мы далеки от тернового куста или выдры. Возможно, наше поклонение и делает их такими.

Со мной говорила только Грита. Несмотря на то, что речь ее была безупречна, я понял: человеческий диалект дается ей с трудом. Конечно, глупо и безрассудно было полагать, что я мог ей нравиться. Однако даже сейчас часть меня в это верит.

В тот первый день я долго искал ступени, которые в результате привели меня к высокой стене, где меня ждала Грита. За стеной был обрыв без какого-либо намека на мост. Я заставил себя посмотреть на ангела, страх, похоже, был просто написан у меня на лице.

- Ты не упадешь, Довид. А если и упадешь, я поймаю тебя, - ее глаза были карими, совсем как у человека, - положи руки на камни. Здесь и здесь.

Я сделал так, как она мне велела, и Грита прошептала что-то на ангельском языке. Это было похоже на эхо или звук монеты, катающейся внутри пустой бутылки. Замурованное окно стало меняться и через какое-то время превратилось в открытую дверь.

Seraph Sanctuary | Art by David Palumbo

- Есть много способов попасть в Лофты из собора, и все они теперь доступны тебе. Я ожидал, что воздух здесь будет спертым, но дышалось на удивление легко и сладко, - первым делом прочисти колодец. Я пойму, когда ты закончишь.

Я повернулся, чтобы сказать, что уяснил, чего от меня хотят и поблагодарить за доверие, но она уже уносилась от меня, закладывая немыслимые виражи между крышами соседних зданий.


После того, как Хелволт был разрушен, его осколки были переданы самым выдающимся лунным кузнецам Иннистрада. Из руды были выплавлены мечи, и Грита по поручению Авацины составила спикок достойных, которым будет оказана честь носить эти клинки. Когда список был закончен, Грита добавила еще несколько имен.

- И твое имя, Довид, поставим его первым в списке.

Мне принадлежит меч с фигурной гардой, на которой изображена Авацина с широко расправленными крыльями. На эфесе выгравировано Эост– имя моего меча. Гравировка появилась мгновенно, как только Авацина коснулась лезвия в день, когда я был удостоен этой великой чести. Клинок легок как пушинка и острый настолько, что можно разрубить пополам камень. Но я сомневаюсь, что мне удастся им когда-нибудь воспользоваться – моя рука уже никогда не восстановится, я заточен в своем бессильном теле.

Elder Cathar | Art by Chris Rahn

Эост теперь покоится в футляре рядом с моим столом, и мой взгляд порой падает на него, отражаясь в сознании забытой болью. Но есть еще кое-что. Рядом с моим журналом, в котором я пишу эти строки, лежит еще один, почти такой же, исписанный чужой рукой. На его обложке позолотой выведен символ Авацины, а на обороте стоит имя – Микеас, Лунарх.


Лофты были в неплохом состоянии. Духи, которые поселились здесь в отсутствие ангелов, при виде меня старались убраться подальше. Фонтан, очистить который приказала Грита, был достаточно массивным, и я сначала думал, что забился источник воды. Теперь было понятно, что это не так: фонтан был заполнен прозрачной и невероятно чистой водой, в которой отражалась луна.

Наполовину погруженное в воду, здесь лежало тело человека, и тогда я понял, зачем именно меня сюда прислали. Он явно был задушен, и хотя никаких признаков разложения не наблюдалось, очевидно, прошло уже немало времени. Воды сохранили тело.

Когда я вытащил тело из воды и положил на холодные камни, на пол выпал небольшой блокнот, который, вероятно, лежал в кармане этого человека. Тогда у меня не было желания узнать, что было написано в блокноте (который больше был похож на полноценную книгу) или чьей рукой. Я был смертельно напуган. Что- то здесь произошло, словно само зло вынашивало план, и он был прерван именно здесь.

Vault of the Archangel | Art by John Avon

Я оставил тело незнакомого мне человека в катакомбах, похоронив его в одном из дальних склепов, куда никто никогда не заходит, и вернулся к себе. Блокнот я взял с собой.


Дневник был защищен заклинанием, это я понял сразу. В качестве катара мне уже приходилось сталкиваться с подобным, но я потратил целую ночь на то, чтобы снять защиту. Я был рад своей находке и решил рассказать о ней сразу после того, как ознакомлюсь с содержанием.

Первый абзац меня не удивил: Авацина была заточена в Хелволте вместе с демоном Гризельбрандом, и с тех пор мы, люди, становилась слабее. Это было известно Микеасу и его подчиненным, но они хранили это знание в секрете, чтобы не допустить беспорядков.

Helvault | Art by Jaime Jones

Но то, что я прочитал дальше, было намного страшнее.

Бесконечно много веков назад Е.Марков в богохульном ритуале вывел расу вампиров. Вместе с демоном Шилгенгаром они вывели формулу трансформации живых людей в монстров, которые питались собственными братьями и сестрами. Ключевым элементом ритуала являлась кровь ангела.

Марков со своими сыновьями заманили в ловушку ангела Мариза и в своей лаборатории обескровили его, чтобы создать цивилизацию хищников, от которых мы страдаем по сей день.

Проклятье вампиров, с которым мы так ожесточенное боремся, было создано нами, людьми. Я всегда думал о человечестве как о благородной расе, которая противостоит злу. Но стоит ли вообще защищать людей?

Falkenrath Noble | Art by Slawomir Maniak

Мое беспокойство тем больше росло, чем глубже я погружался в тайны церкви. Смог бы я остановиться, если бы знал заранее, с каким колоссальным обманом столкнусь?

Люди вели безнадежную войну. Вампиры попросту были слишком мощны, и через какое-то время они практически превзошли нас числом. Каждая битва, которую вампиры выигрывали, каждая человеческая жизнь, которую они отбирали, ослабляли их, в то время как наши победы были победами для обеих враждующих сторон. Это не была война между вампирами и людьми, это был бой союзников против одного врага – голода вампиров.

По жестокой иронии наш спаситель, равно как и наш палач, пришел из семьи Марковых. С.Марков, существо столь древнее и могущественное, что живет до сих пор, понял, что уничтожение одного вида неизменно повлечет гибель другого. Сорин создал Авацину, которая смогла объединить оставшихся в живых ангелов и сплотить людей перед лицом страшной угрозы.

Sorin, Lord of Innistrad | Art by Chase Stone

Но эта сила была создана с целью держать под контролем популяцию вампиров, а не истребить ее.

Чтобы помочь нам в битве, была создана церковь. Она помогла нам стать сильнее и увеличить нашу численность. Но сил, которые нам дают, недостаточно, чтобы победить.

Мы – скот. И мы сами себя выращиваем.

Церковь, которой я посвятил всю свою жизнь, которую всей душой любил с самого рождения, основа моего мира, оказалась лишь обманом.

Как странен этот мир и как он жесток.

Avacyn, Guardian Angel | Art by Winona Nelson


НАЗАД К ПУТЕВОДИТЕЛЮ

Дизайн сайта
Добро пожаловать на сайт клуба настольных игр «Единорог», посвященный ККИ Magic: The Gathering.
Ресурс не является официальным сайтом игры. Политика конфиденциальности.

Wizards of the Coast, Magic: The Gathering, and their logos are trademarks
of Wizards of the Coast LLC in the United States and other countries.
© 2012 Wizards. Used with permission. All Rights Reserved. This website is not affiliated with,
endorsed, sponsored, or specifically approved by Wizards of the Coast LLC.